Постулаты Бытия — II

Как Змей искушал Еву

Змей заводит разговор с Евой

Первые слова хитреца Еве (Быт. 3:1-5), которая символизирует женскую часть каждого из нас, были в форме вопроса. Подобное человеческое усомнение в заповеди Господа - клин, вбитый в эфирное тело Евы. Вопрос Змея: «Подлинно ли сказал Бог: „не ешьте ни от какого дерева в раю"?» прозвучал с целью запугать ее невинную душу. Он был задан для того, чтобы заронить в ней сомнение в Слове и Законе Гуру. Это запугивание души, это оспаривание авторитета Майтрейи было призвано побудить Еву по-иному истолковать Слово Гуру, заявленное как Закон на пути посвящений:

«И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть». Ева абсолютно точно цитирует слова Закона. Она знает, что есть праведно, а что неправедно. Ей известны законы правостороннего пути. Она знакома с правилами игры и знает, какое наказание ждет тех, кто их нарушит.

Теперь Змей готов впрыснуть в ментальное тело Евы собственную версию Закона Майтрейи. Он знакомит женщину с алогичной логикой Падшего, с антиподом Логоса: «Нет, [верно] не умрете».

Что это означает? «Вы умрете, но не наверняка»? Или это вопрос: «Верно ли вы не умрете»? Или это намек на то состояние, которое не назовешь ни жизнью, ни смертью, подземельное, подсознательное существование, в которое Змей хотел ввергнуть Еву? Это астральное состояние, когда душа, более не живущая в Христе, умирает, становится невосприимчивой к Слову Бога, хотя и продолжает влачить свое квазисуществование, синтетическое существование синтетического «я».

Змей на этом не останавливается и делает следующий ход: «Но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло». Змей приводит Еве тот же аргумент, который Люцифер выдвинул ангелам, когда толкнул их поступиться своим космическим пламенем чести.

Змей разъясняет, что падшие ангелы стали богами, не пройдя через тяготы христических посвящений и все же вкусив от света Христа. Они украли этот свет – так почему бы и Еве не сделать то же самое? Именно этим похвалялись люцифериане сначала перед детьми Бога, а потом, много позже, перед Адамом и Евой в саду: они хвастались, что им открылось знание добра и зла, что они стали вершителями судеб целых жизневолн в этой и других системах миров, что они – часть огромной иерархической цепочки, простирающейся даже в галактику Андромеды. И вот – как до падения Люцифера, так и после – люди восхищенно смотрят на него, его когорты и их механистическое творение как на величественных существ, а некоторые упорно продолжают верить в их величие и по сей день.

Настоящий «первородный грех»

Вопреки лжи, популяризированной Архиобманщиком человечества, первородный грех совершили не Адам и Ева, а сам Люцифер. И этот первородный грех заключался в осквернении Христа, единородного Сына Бога, «полного благодати и истины» (Ин 1:14).

Первородный грех люцифериан состоял в их отказе поклониться Христу, Сыну Бога. Их мятеж был направлен именно против Сына и сознания Сына. Они уже являлись сотворцами с Господом Богом; с какой стати – они сказали – им оказывать почтение Его Сыну? И тем более склоняться перед светом Христа в детях Бога, которые стояли намного ниже их в эволюционной и иерархической цепочке?

Падшие ангелы презрели Закон. И в самом деле, сотворив человека, Господь «не много умалил его пред ангелами [в иерархической цепочке]», однако поскольку человек наделен сознанием Сына, после прохождения своих посвящений в Христосознании он может быть увенчан большей «славою и честью», чем ангелы (Пс 8:5). Настанет день, и человек, к которому люцифериане отнеслись с таким презрением, растоптав образ Сына, воспрянет, дабы утвердить суд Господень над их великим мятежом против Господа Христа и сонмов Господних.

 

Три искушения Евы

Падший ангел Змей уготовал мужчине и женщине искушение, предложив им использовать по своему усмотрению священный огонь и трехлепестковое пламя прежде того, как они пройдут посвящения этим огнем под покровительством Гуру Майтрейи. Прельстив Еву, падший ангел Сатана толкнул ее (Быт 3:6) вкусить от энергий Отца, Сына и Святого Духа – силы, мудрости и любви Бога – и использовать их для увековечивания эгоцентричного существования вне Бога.

Через пытливый взгляд Змея женщина видела, что (1) дерево было «хорошо для пищи». Аспект силы может быть использован для получения всех материальных благ в мире, обретения богатства и всего того, что удовлетворяет запросы и прихоти материалиста.

Она видела, что (2) оно «приятно для глаз». Гордый очами стремится ублажить свои эмоции, предаваясь чувственным удовольствиям, взаимодействуя эмоционально с другими людьми и тем самым обмениваясь с ними энергией на уровне человеческих привязанностей.

Наконец, она видела, что (3) это дерево «вожделенно, потому что дает знание». Чтобы контролировать экономики мира и мировое сообщество, она вожделела использовать энергии Христа для покорения интеллектуальных вершин, для реализации политических амбиций, а также обретения смертных сил плотского ума – блестящего манипулятора, вооруженного смертоносной логикой и дедукцией.

Еву искусили ступить на пути мира. Ее искусили (как пытались искусить и Иисуса) пасть и поклониться плотскому уму в лице Змея и Сатаны, которые посулили ей владычество и силу над всеми царствами мира и над всем, что она возжелала получить, над всем, чем ей хотелось управлять в людях. Когда она увидела, что именно ей откроется через злоупотребление священным огнем, «она взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел».

Итак, Адаму и Еве – единственным в саду – была дана возможность избрать духовное единство с Богом через послушание Христу или же путь падшего Архангела через послушание закону греха. Использовав дар свободной воли, данный им Богом, они предпочли тьму свету. Они сделали выбор в пользу преходящих удовольствий этого мира, поступившись непреходящей радостью благодати нынешнего и грядущего миров.

Злоупотребив священным огнем и трехлепестковым пламенем, Адам и Ева исказили энергии Бога в нижних чакрах. Поэтому когда Адам услышал голос Господа Бога «в саду» (копии чакры сердца Бога), он убоялся. Его энергии опустились до уровня солнечного сплетения. Именно там впервые на пути посвящений он познал страх – страх Закона и Законодателя перед лицом собственного греха. Он был наг, поскольку вследствие его поступка с души было сорвано одеяние праведности – праведного использования Закона.

Адам и Ева лжеиспользовали силу Отца в теле желаний и высвободили ее в виде негативной воронки страха в солнечном сплетении. Обещанная мудрость обернулась знанием души о том, в каком плачевном состоянии она находится, оставшись без Бога. Это и есть плач и скрежет зубовный, который настает, когда мужчина и женщина отходят от внутреннего света чувств души и вступают во внешнюю тьму, воспринимая жизнь исключительно через мир физических чувств.

 

Понимая суть духовного брака, Адам взваливает на себя бремя Евы

На самом деле именно женщина пала первой и вышла из состояния божественности. Мужчина, оставшись в одиночестве на плане совершенства, осознанно, по собственному желанию спустился до уровня несовершенства женщины, памятуя слова своего Гуру: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника» (Быт 2:18).

Мужчина последовал за женщиной, пойдя на сделку с Лжецом и его ложью. Он не был одурачен алогичной логикой Падшего. Ева пала через вожделение вкупе с невежеством, а Адам пал через непослушание по собственной свободной воле. Адам предвидел наказание, которое понесет Ева, однако остался верен завету их единства – переплетению кадуцея мужчины и женщины, сотворенных Господом, близнецовых змей кадуцея, которые суть проявление тайцзи сферы Духа Бога Отца-Матери в Материи.

Возрождение божественного единства в Материи – вот истинное значение брачного завета близнецовых пламен, опечатанного Майтрейей: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть». Это тот самый завет, который Иисус увенчал словами: «Так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Быт 2:24, Мф 19:6).

Брачный завет представляет собой опечатывание в огненном кольце энергий кадуцея мужчины и женщины. Они едины, подобно Богу Отцу-Матери, – как на земле, так и на небесах. Как Вверху в Духе, так и внизу в Материи, энергии близнецовых пламен вновь переплетаются для того, чтобы тело Господа в проявлении обрело целостность.

В этом единстве близнецовые пламена разделяют бремя света своих Каузальных Тел – свернувшегося в клубочек змея сфер Духа, включая карму Бога, которую они каждый по отдельности сделали своей собственной. Они также разделяют бремя тьмы своих электронных поясов – свернувшегося в клубочек змея сфер Материи, включая карму человечества и массового сознания, которую они каждый по отдельности сделали своей собственной.

Посему близнецовым пламенам дается наставление: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов». И даже с учетом этого, когда приходит суд и отмеривается карма, «каждый понесет собственное [кармическое] бремя» (Гал 6:2, 5). Понимая этот закон, Адам добровольно разделил карму Еву, ибо в противном случае нарушил бы завет их единства.

Э. К. Профет
"Взойти на высочайшую вершину" Книга II.

 {jcomments on}