Постулаты Бытия — II

«АХTE INCAL, AXTUCE MUN»

Изучая законы природы, философы Посейдонии пришли, в конце концов, к гипотезе, ставшей основой рабочей теории, суть которой сводилась к тому, что изначально материальная вселенная не являлась сложным единством, а была чрезвычайно проста. Известную истину – «lncal Malixetho» – они понимали так: «Бог Инкал имманентен в Природе». К этому они добавляли: «Axte lncal, axtuce тип», – то есть «Познать Бога, значит познать все существующие миры». Веками ученые Посейдонии ставили опыты, наблюдая проявления различных феноменов, размышляли, шли от общего к частному и от частного к общему, пока не пришли к конечному утверждению: вселенная – не будем подробно останавливаться на действительно удивительных астрономических познаниях атлантов – во всех ее разнообразных проявлениях была создана и непрерывно поддерживается двумя изначальными силами–принципами. Если говорить в целом, главная идея такова: все объясняется через существование материи и некой динамической энергии, которые являются внешними проявлениями единого Бога Инкала и от которых произошло все остальное. Эта концепция предполагала, что существуют только Единая Субстанция и Единая Энергия, первая из которых есть Инкал проявленный, а вторая – Его Жизнь, действующая в Теле Его.

Эта Единая Субстанция принимает различные формы в зависимости от различной степени воздействия динамической силы. Поскольку такая сила – основной принцип всех природных и всех психических (но не духовных) феноменов, то здесь допустимо утверждение, которое, хотя бы отчасти, знакомо многим. Рассмотрим динамическую энергию в ее ощутимом проявлении – простой вибрации. Вибрации низкого уровня можно почувствовать, при повышении уровня вибрации можно услышать. Так, например, сначала мы ощущаем вибрацию струны арфы, а затем, если вибрация возрастает, слышим и ее звук. Но субстанции иного рода, способные выдерживать большие вибрационные импульсы, при более сильном воздействии выявляют вслед за звуком сначала тепло, а потом – свет. Свет, в свою очередь, различается по цвету. Первым производным цветом является красный, при постепенном увеличении энергии вибрации он переходит в оранжевый, затем – в желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый; и каждый цвет спектра обусловлен определенным увеличением уровня вибраций.

Если уровень вибрации продолжает повышаться, то вслед за фиолетовым возникнет чисто белый, затем – серый, а потом свет постепенно угасает, сменяясь электричеством. И так далее, до тех пор, пока постоянно растущее напряжение не достигнет пределов сферы жизненной, или психической, силы. На самом деле, это можно рассматривать как движение внутрь от тех внешних проявлений природы, которые есть Инкал, или Бог, или Творец, как движение от внешнего к внутреннему. Самое элементарное исследование покажет, что законы физического мира развиваются вовнутрь, к своему духовному источнику, и что они действительно являются ничем иным, как продолжением друг друга. Но если мы решимся отворить врата в царство вибраций, – а вратами этими является звук, – то обнаружим, что Единая Субстанция вибрирует с различными, но определенными динамическими качествами, и отсюда возникают, каждая в отдельности и все вместе, различные формы материи. Иными словами, различия между любыми веществами, такими, например, как золото и серебро, железо и свинец, сахар и песок, зависят не от количества материи, но только от динамического уровня ее вибрации.

При таком динамическом воздействии уровень вибрации не является приблизительной величиной. Ведь если этот уровень несколько изменится в меньшую или большую сторону, то любой рассматриваемый материал тоже изменится соответственно, как по внешнему виду, так и по химическому составу. Следовательно, для получения определенного вещественного объекта нам необходимо создать определенную же частоту вибраций в секунду. К примеру, красный цвет при увеличении интенсивности его вибраций всего на одну восьмую перейдет в оранжевый, а если увеличение будет чуть больше или чуть меньше одной восьмой, в результате неизбежно получится, соответственно, красно-оранжевый или желтоватый. Из этого следует, что существуют некоторые определенные уровни, столь же очевидные, как «верстовые столбы», и эти основные уровни абсолютны. Иными словами, Единая Субстанция свободно пронизывает эта уровни, а не закрепляется за ними навечно. Этот факт объясняет стремление сложных составов или промежуточных соединений разлагаться на составляющие. Например, химические растворы не так устойчивы, как простые элементы.

Современная волновая теория, утверждающая, что звук, тепло, свет и их производные суть лишь формы силы, верна лишь отчасти: они являются не только ее формами, но и кое-чем большим. Они представляют собой результат воздействия определенных уровней Единой Энергии на Единую Субстанцию, и за исключением того, что степень воздействия в случае электричества значительно выше, чем, скажем, свинца или золота, между этими, внешне столь несхожими вещами нет никакой разницы. Это та энергия, которую розенкрейцеры называли «Огонь», та, что открывает вход в таинственное царство природы, куда по силам проникнуть только адепту-тавматургу или магу. Ты можешь называть этих учеников, которым покоряется сама природа, любым именем, которое тебе нравится, но при этом помни всегда о том, что истинный маг всегда молчит о себе или трудах своих, и даже друзья его не ведают, кто он, до тех пор, пока случай не откроет его тайны. К этому великому братству принадлежал и тот, чьим велением останавливались ветра и волны в бурном море Галилейском. Но он не говорил о себе. Он хранил молчание и о том высоком Братстве, о котором я вскоре расскажу.

Лучшим доказательством, что все многообразные проявления представляют собой лишь разновидности одической силы – «Огня» розенкрейцеров, является следующее: если создать сопротивление электрическому току, тем самым уменьшив его или направив навстречу противоположной силе, то получится свет. Если на пути дуги такого света встретится горючий материал, то возникнет пламя. Так ты без труда придешь к открытию, которое вскоре предстоит совершить миру науки: из света – от солнечного или иного источника – можно получить звук. Именно это открытие приведет к самым поразительным изобретениям, о которых ученые могли мечтать только во сне. Но главное открытие в этой чудесной цепи, которое будет сделано первым, как предсказано, станет величайшим из всех. И так будет. И то, что оно в новом воплощении вновь откроется миру, ничуть не уменьшит ни его значимости для человечества, ни доверия к тому, кто его снова откроет. Ведь истины Царства Отца вечны, они существовали и будут существовать, и лишь заново открывающие будут считать их новыми. Однако они не новы сами по себе и даже не новы для мира, но лишь для данной эпохи.

В Посейдонии было известно, что свет при правильном подборе сопротивления может издавать звук. Было также известно, что магнетизм порождает электричество тем же способом и по тому же принципу. Итак, магнетит обладает магнетизмом; если вращать его в электрическом поле, а затем отключить ток и замкнуть его, так сказать, на себя, то возникнет электричество. Тогда создайте сопротивление, и появится свет; вслед за ним – тепло; еще одно правильное сопротивление – и в результате получится звук; и, наконец, проявится следующая энергия в виде пульсирующего движения. Но этим различным процессам может помешать «короткое замыкание», и тогда все промежуточные явления стираются.

Посейдонцы обнаружили, что есть сферы, где кончается действие магнетизма и начинают работать иные силы, более могущественные, чья пульсация интенсивнее, – силы, управляемые сознанием. А сознание – от Отца нашего – есть источник постоянного творения всех вещей. Если бы вечная vis a tergo* божественного творения прекратила действие хотя бы на одно мгновение, то в это же мгновение вся вселенная перестала бы существовать. Теперь ты можешь понять всю высшую красоту постулата атлантов, который ныне просто забыт: «Incat malixetho. Axte Incal, axtuce тип». Ибо с Его высот нисходит эта высшая сила. Подобно водопадам в теснинах рвк, она низвергается глубоко, далеко, о! как далеко вниз, и течет все ниже и ниже, переходя в каскады магнетизма, электричества, света, тепла, звука, движения. И еще дальше – туда, где русло этого Божественного потока становится почти ровным, и появляется «мелкая рябь» материальной дифференциации, которую ты называешь химическими элементами, будучи твердо уверенным, что их шестьдесят три, хотя есть только Единое.

Из этого знания и возникли все замечательные достижения той древней эпохи. И сегодня они, одно за другим, проявляются после долгого забвения, побуждая людей заново открывать и открывать их, пока, наконец, все сокровища погибшей в океане Посейдонии снова не обретут свое надлежащее место на земле, в воздухе, в море. Светлым будет «завтра» твоего времени, читатель мой, и счастлив ты, кто узрит своими глазами его и все его чудеса! Но помни: тебе надлежит понимать все в духе, не позволяя напору физических открытий опередить развитие твоей души. Ибо велико будет несчастье, если человек приблизится к тайне сокровища Отца своего в слепоте глаз телесных! Да, с помощью этого сокровища можно завоевать весь мир, но какая же будет выгода от него, коли человек потеряет душу?

Итак, мы обратились к новому предмету, если он был нов для тебя. Теперь же позволь мне спросить: «Как объяснишь ты два великих феномена – тепло и свет?» Объяснить их нелегко, ибо холод и тьма не есть просто отсутствие тепла и света. Я дал основы этих явлений и теперь изложу еще один философский подход атлантов.

 

--------------------

* Vis a tergo (лат.)– противоположная сила.

Они признавали Природу во всей ее полноте как проявленное Божество. Философия атлантов утверждала, что сила двигается не по прямой линии, а по кругу, так, что снова возвращается к себе самой. Но если динамизм, приводящий вселенную в движение, действует по кругу, то из этого следует, что концепция о возможности бесконечного повышения вибраций Единой Субстанции неверна. В круге должна быть точка, где противоположности сходятся, а затем снова идет бег по кругу; это мы и наблюдаем между полюсами магнита и называем магнетизмом. Раз вибрация приводит Субстанцию в область света, то она же должна и вывести ее оттуда. Так и происходит: вибрация приводит Субстанцию внутрь того, что посейдонцы называли Наваз – Ночная Сторона Природы, где проявляется дуальность, где холод противопоставлен теплу, тьма – свету, положительная полярность – отрицательной, где все вещи суть антиподы. Холод есть такое же субстанциональное бытие, как и тепло, а тьма – как свет. В каждом белом луче света существует призма из семи цветов; существует семеричная призма и в черном цвете, в самом темном мраке – ночь так же рождает детей, как и день.

Словом, ученые Посейдонии понимали чудесные силы природы и умели использовать их для нужд человечества. Тайна была раскрыта, а открытие состояло в том, что, к примеру, гравитационному притяжению – силе тяжести противопоставлялось отталкивание посредством левитации, причем первое принадлежало Светлой Стороне Природы, а второе – Наваз, Ночной Стороне; что вибрация управляла не только светом и теплом, но и тьмой, и холодом. Короче говоря, Посейдония, подобно древнему Иову, познала путь и к дому тьмы, и к сокровищам града.

С помощью этой мудрости атланты нашли способ изменять вес (положительность) вплоть до его полной противоположности – отсутствия веса (отрицательности) так равномерно и гармонично, что не возникало противоречий и дисбаланса. Это достижение имело большое значение. Оно означало воздухоплавание без крыльев и громоздких газовых резервуаров. Все дело было в умелом использовании принципа отталкивания, тогда левитация превосходила по силе противоположное ей гравитационное притяжение. То, что вибрация Единой Субстанции управляла всеми сферами бытия и пронизывала их, стало открытием, решившим проблему передачи световых изображений, образов форм, а также звука и тепла, подобно известному тебе телефону, передающему звуковые образы, но с той разницей, что для телефонной, телефотовой или тепловой связи независимо от расстояния в Посейдонии не использовались ни провода, ни иные соединения из какого–либо физического материала.

Вы вот изумляетесь деяниям адептов оккультизма, начиная от Назарянина и кончая последним йогом, но при этом не задумываетесь, что их способности есть не что иное, как умение использовать упомянутые мною и еще более высокие силы Ночной Стороны Природы. Заверяю вас, что с того момента, когда современная наука увидит свой путь к восприятию описанного здесь знания посейдонцев, физическая природа не будет больше иметь никаких укромных уголков, никаких тайников для ученых. Ни земля, ни воздух, ни глубины морские, ни межзвездное пространство не станут хранить секретов от того исследователя, который пойдет к ним со стороны Бога, как это делали посейдонцы. Я не утверждаю, что в Атле знали почти все, но нам тогда было известно больше, чем открыто человечеству сегодня. К счастью, поиск, начатый атлантами в те времена, можно продолжить теперь, ибо, Америка, народ мой, ты – потомок Атлантиды.

 

В истории Посейдонии заслуживают внимания события периода, предшествовавшего правлению Рея Уоллуна и длившегося четыре тысячи триста сорок лет. Этот промежуток времени, несмотря на свою продолжительность, отличался отсутствием истребительных войн. И хотя нельзя сказать, что военные действия совсем не велись, несомненно, он был наиболее мирным по сравнению с любой иной эпохой такой же длительности.

В начале периода, о котором я говорю, посейдонцы – сильный, многочисленный народ, живший в горах, в лучшем случае полуцивилизованный, но великолепно развитый физически, – ринулись вниз, подобно волкам, и после многочисленных кровавых сражений завоевали поселения мирных атлантов, проживавших в долинах. Война эта была кровопролитной и не кончалась много лет. Доблестные горцы получали такой же силы отчаянный отпор от своего храброго, но столь же примитивного, как они сами, противника. Одни боевые отряды оборонялись, подобно сабинянам, сражаясь за жизнь и за сохранение своих женщин от пленения племенами, ищущими жен, другие же были захватчиками, подобно римлянам, и воевали за обладание этими женщинами. В конечном итоге, благодаря лучшей стратегии, победу одержали пришельцы с гор.

Со временем смешение рас сгладило все противоречия, и в результате их союза на Земле возникла величайшая нация. Незначительные гражданские войны несколько раз меняли расстановку политических сил так, что Посейдония за свою долгую историю знала периоды правления самодержцев, олигархии и теократии – правителей обоего пола и, наконец, приняла республиканско–монархическую систему, которую и возглавлял Рей Уоллун в то время, когда я, будучи Цельмом, жил в Атлантиде. Наш император имел достойных предков, и неоднократно в течение семи веков господства этой последней политической системы именно они становились достойными правителями, которых сам народ возводил на трон.

Чтобы вы полнее представили себе могущество и роль Посейдонии в мире в ту далекую историческую эпоху, упомяну еще, что у нее были крупные колонии в Северной и Южной Америке, а также на трех оставшихся от Лемурии землях, из которых доныне сохранилась лишь Австралия, остальные же погибли во время катастрофы, потопившей Атлантиду. Именно Атл основал и некоторые колонии в Восточной Европе еще тогда, когда Западной Европы не существовало, а также на территориях Азии и Африки.

Сейчас, в 1886 году нашей эры, химики считают процесс производства алюминия дорогостоящим. Тогда же у нас использовали силы Ночной Стороны, что делало дешевым получение любого из существовавших в природе металлов. Мы просто трансмутировали глину, то есть сначала увеличивали вибрации ее атомов до такой степени, что глина превращалась в белый светящийся поток энергии, а затем понижали скорость их движения до уровня, так сказать, «верстового столба»** алюминия. И все это стоило не больше, чем стоит сегодня получение железа из руды. Залежи самородных металлов – золота, серебра, меди и прочих – ценились в то время почти так же, как сейчас, поскольку тут не требовалось никакой особенной обработки, кроме плавки. Но описанный выше способ получения металла из любой залежи скального сланца или глиняного пласта был настолько дешев, что использовался повсеместно.

Из алюминия и была построена гигантская башня Макет. С того места, где стоял, я видел не только эту цилиндрическую, сужающуюся кверху колонну высотой почти в три тысячи футов, матово–белую в свете луны, но и ее основание – огромный каменный куб. Уходящая в небо величавая башня походила на часового, который охраняет покой садов внизу и отражает удары молний бога–громовержца. «Как часто, о, как часто в те ушедшие дни...» я любовался этой чудесной панорамой – творением Бога и человека, Бога в человеке! И пока смотрел, душа моя возносила хвалу Всевышнему и наполнялась вдохновением. Переживая такие моменты, она всегда делает шаг вперед. Как бы глубоко ни погрязла душа в грехе и страданиях, а они, как правило, равнозначны, вдохновение возносит ее ввысь, всякий раз смывая немного грязи, немного боли и раздражения.

Слава и чудеса Великой Атлантиды не исчезли бесследно. Читатель, и ты, и я жили в то время и до него. Слава тех давно ушедших веков, свидетелями которой мы были, запечатлелась в наших душах и вылепила из нас то, что мы есть сейчас, во многом повлияв на наши действия. Что же тогда есть душа, если лики туманного таинственного прошлого кажутся стертыми из всех форм нашего бытия и остаются лишь в ее великой Книге Жизни? Их влияние живет и живет вечно. Так может быть, стоит стремиться возвысить себя трудом так, чтобы начать жить душой и духом, дабы мы и наши потомки могли спокойно оглянуться на свое прошлое, как я оглядываюсь на хронику моего ушедшего, но вечно живого времени?

Постижение высот духа – великая радость. Именно оно позволяет мне сейчас обернуться на историю моих предыдущих жизней, из коих я вышел через врата могилы, жизней, что теперь открыты взору другой индивидуальности, той, какой я стал ныне, – индивидуальности с расширенным сознанием, самой крупной жемчужины из нанизанных на нить моих жизней, которая учит меня, что Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ! Некоторые из этих жемчужин дымчатые, другие – черные, белые или розовые, а иные, увы, даже красные. Если б слезами можно было отмыть их, чтобы белых было больше! Но – нет. Белых на нити моих жизней немного, а больше дымчатых, черных и красных. Однако последняя моя жизнь – жемчужина великой цены. Она белая, и мой Учитель придал ей форму креста, сказав: «Свершилось». Истинно так! Таков знак соединения конечного с бесконечным. И потому этот период для меня – спасение на все времена, которое я и избрал.

 

О воздержании

До сих пор у читателя вряд ли создалось отчетливое представление, какого рода религией являлось поклонение Инкалу. Можно было сделать вывод, что посейдонцы – политеисты, ведь я называл различных по иерархии богов с разными именами. Мы действительно верили в Инкала, и его символом был Бог–Солнце. Но само солнце служило лишь эмблемой. Утверждать, что мы, обладавшие такими знаниями, поклонялись самому дневному светилу, было бы столь же абсурдным, как сказать, будто христиане поклоняются кресту распятия самому по себе. В обоих случаях следует помнить о том, что стоит за символами солнца и креста, придавая им такое значение.

Атланты обожествляли стихии природы – земли, морей и небес. Но это объяснялось скорее поэтичностью, присущей нашему народу, и, может быть, именно благодаря этому дару народная фантазия так расцветила эпос истории Посейдонии, сделав настоящими героями выдающихся мужчин и женщин разных эпох. Силы природы, такие, как ветер, дождь, молния, жара, холод и тому подобные явления, считались богами различной мощи. Животворящий принцип жизни, разрушительный принцип смерти и другие великие загадки творения тоже представлялись посейдонцам могучими богами. Однако, каждый по отдельности и все вместе, эти боги были лишь воплощениями Вседержителя Инкала. Все это было воспето в прекрасной эпической поэме, гармоничной во всем, включая размер и ритм, каждая строка которой дышала вдохновением гения. Имя автора поэмы, увы, затерялось в ночи времен. Было известно только, что она – творение Сына Одиночества. Существовало также приложение к ней, повествовавшее о более поздних периодах и эпохах, но оно, написанное значительно слабее, ценилось не так высоко.

Фактически поклонение Инкалу всегда было поклонением единому Богу как духовной сущности; прочим разнообразным богам религиозные службы не посвящались. Службы проводились по двум воскресеньям каждой недели, то есть в ее первый и одиннадцатый дни. У посейдонцев неделя состояла из одиннадцати дней, месяц – из трех недель, а год – из одиннадцати месяцев с одним или несколькими «високосными» днями в конце, как того требовал солнечный календарь. Эти последние дни считались праздничными, как современные новогодние каникулы. Наличие такого огромного пантеона богов и богинь являлось скорее данью национальной традиции бережного отношения к устному историческому эпосу, а упоминать их всех стало просто привычкой.

Наш монотеизм мало чем отличался от господствующего в еврейской цивилизации. Хотя мы не признавали ни Божественной Троицы, ни Христа–духа, никакого-либо Спасителя, но пытались всему лучшему, что знали, придать черты Инкала. Посейдонцы были уверены, что сынами Божьими являются все люди, а не какая-то одна таинственно зачатая личность, которая якобы и есть Его единственный Сын. Чудо мы считали невозможным, поскольку точно знали, что все мыслимые вещи происходят реально и в соответствии с нерушимым законом. Народ наш свято верил, что когда-то Инкал жил в человеческом теле на Земле и сбросил грубую оболочку мира для того, чтобы облечься в оболочку освобожденного духа. В то время Он и создал человечество. А поскольку посейдонцы были эволюционистами, то в понятие «человечество» они включали также и более низкие по отношению к человеку животные формы.

С течением времени существа рода человеческого – один мужчина и одна женщина – эволюционировали, и, согласно нашей легенде, Инкал поставил женщину духовно выше мужчины и над ним, в положение, которое, однако, она потеряла, попытавшись насладиться плодом с Древа Жизни в Небесном Саду. Сделав это, она ослушалась Инкала, который сказал, что Его высшие, наиболее развитые дети не должны вкушать этого плода, а если кто–то вкусит от него, то должен умереть, ибо ни один смертный не может обрести бессмертную жизнь и воспроизводить себе подобных. Легенда гласила: «И сказал Я тварям своим: достигайте совершенства и все больше стремитесь к нему, и это будет жизнь бесконечная. Но кто вкусит от древа сего, не сможет сдержать себя».

Избранное наказание было обосновано, так как женщина пыталась насладиться запретными удовольствиями, не умея, не зная – как. Ее рука лишь надломила плод так, что семя его упало на землю и стало осколком кремня. Сам же плод остался висеть на Древе, приняв форму огненного змия, дыхание которого опалило руки ослушницы. Почувствовав боль, она отпустила ветвь Древа Жизни и пала ниц на землю, но так никогда больше и не оправилась от раны. Мужчина стал высшим существом, характер которого развивался под грузом ответственности, которую он нес, защищая свою спутницу и себя самого от холода и других неблагоприятных обстоятельств острым кремнем (в последний Ледниковый Период). Люди пали в материальные условия, где воспроизводство стало необходимостью, и закон воздержания, определенный Инкалом, был нарушен. Поэтому смерть и стала итогом жизни, уделом каждого. И до тех пор, пока человек не научится снова подчиняться Божественному Слову, он не познает бессмертия. СДЕРЖИВАЙТЕ СЕБЯ! От этого зависит обретение знания; ни один оккультный закон не является столь же важным, как этот. И пользуйтесь миром сим, как не пользующиеся.

Таково было предание атлантов о создании Инкалом рода человеческого. Первосвященники Атла исповедовали религию, которая была фактически ессенианством, хотя по очевидным причинам население не знало об этом. Богословы полагали, что этот легендарный случай произошел, по крайней мере, на тысячу столетий раньше описываемого времени, а некоторые относили его к еще более давним эпохам.

Инкал – Отец Жизни не наказывал детей Своих, Он лишь создал самостоятельно работающие, имманентные Его воле законы природы; и того, кто преступал их, неизбежно наказывала сама природа. Невозможно привести в действие какую-либо причину, не вызвав соответствующего следствия. Если причина хороша, то таким же должно быть и следствие. И в этом закон был – и ныне есть – неотвратимо справедлив: никакой посредник не может отвести от нас результаты наших дурных поступков, Народ Посейдонии верил, что благие следствия ждут на небесах (в особом, райском месте) тех, чьи поступки были хороши и создавали благие причины, а для злых отведено место, где собраны последствия дурных поступков. Предполагалось, что эти две области прилегают одна к другой, и те, кто не был ни совсем хорош, ни совсем плох, живут в пограничной зоне. Оба эти условных места, куда человек попадал после смерти, составляли Страну Теней, или, как можно буквально перевести слово «Наваззамин», – Страну отлетевших душ, И хотя религия Инкала была основана на вере в цепь причин и следствий, ей все–таки была присуща некоторая непоследовательность, проявлявшаяся в уверенности, что Инкал вознаграждает самых лучших.

Сегодня, мой друг, ты стоишь на пороге нового открытия. Современные религии все еще держатся за всемогущего, но человекоподобного Творца, хотя такое представление о Нем – наследие мертвого прошлого. Но ныне ты переживаешь уже последние годы древнего Шестого человеческого цикла. Я сейчас не стану объяснять тебе, что это значит, однако сделаю это вскоре. И да будет мир Господень с тобою! Я должен открыть, что понимание человечеством Предвечной Причины скоро станет более возвышенным, более утонченным, более чистым, расширенным и приближенным к бесконечности, о чем никто в течение долгих ушедших эонов лет не мог и мечтать. Воскресший Христос на самом деле приходит к своим. И мир скоро узнает его, как не дано было прежде знать ни одному непосвященному. И познав его, они узнают и дела Отца его и выполнят их, ибо написано: «...Як Отцу Моему иду».

GLORIA IN EXCELSIS!*

Скоро вера станет знанием. Вера станет близнецом науки, и воссияет Слово, как солнце славы, открыв миру свой новый смысл, ибо истинная религия говорит: «Я соединяю».

 

* Слава в вышних! (лат.)

** Воскрешаю Христа. (лат.)

 

RESURGAM CHRISTOS**

 

Экзотерическая церковь закрыла концы Креста. Так ее представители и останутся непосвященными и не получат посвящения до тех пор, пока не откроют Пути, ведущие в четырех направлениях. Открой, друг мой, глаза и уши свои.

 

Лучше начать с описания Суэрна, называемого ныне Индостаном, а также Некропана, именуемого теперь Египтом, – наиболее цивилизованных стран, не находившихся под влиянием Посейдонии.

Когда люди стремятся к тому, чтобы всеми их делами управляла только религия, то результат наверняка будет не самым лучшим. Теократическая политика израильтян – показательный пример в истории мира. Суэрн и Некропан, как в этом вскоре убедится читатель, – еще более ранние примеры того же. Я вижу причину этого отнюдь не в ошибочности религии; весь опыт моей жизни убедил меня, что нет ничего лучше чистой, незамутненной веры. Причина, по которой теократия, достигнув определенного успеха, не может процветать вечно, состоит в том, что внимание ее последователей неизменно направлено исключительно на духовное, на утверждение его принципов, а понятия Царства Божия никогда не могут быть понятиями земными. Не могут, по крайней мере, до тех пор, пока человек не разовьет до необходимой степени свой шестой, или психический, принцип и не очистится огнем Духа от всякой примеси животного.

В Суэрне и Некропане существовали цивилизации, которые, как я сейчас понимаю, не уступали посейдонской, хотя разительно отличались от нее. Религия их народов не была похожа на нашу, и мы обсуждали ее между собой несколько снисходительно. Но в целом атланты относились к этим народам с большим уважением по причинам, которые я вскоре открою.

Различие между нашими тогдашними цивилизациями заключалось в том, что посейдонцы стремились к развитию техники, искусств и наук, то есть, имели дело с материальными вещами и, не задумываясь, принимали религию своих предков, а суэрнианцы и некропаны почти не обращали внимания на все, что не имело непосредственно оккультного и религиозного значения, – на истинно практические принципы, как и на оккультные законы, имеющие отношение к материальности. Они совсем не заботились о материальных вещах, если только речь не шла о поддержании жизни. Их основополагающим правилом было – не обращать внимания на окружающую действительность, отринуть настоящее и стремиться к будущему. Жизненным же принципом Посейдонии было расширение власти человека над явлениями природы.

Некоторые наши теоретики философствовали о духе времен и пытались смоделировать прогноз судьбы Атлантиды. Они подчеркивали тот факт, что наши замечательные достижения в искусствах, физике и других науках, словом, весь прогресс полностью зависел от использования оккультной силы Ночной Стороны Природы. Из сопоставления этого факта с тем, что мистические достижения еуэрнианцев и некропанов обязаны своим существованием той же оккультной силе, сам собой напрашивался вывод: со временем мы тоже потеряем интерес к материальному прогрессу, как таковому, и посвятим свою энергию лишь оккультным исследованиям. Надо заметить, что предсказания этих ученых казались людям излишне мрачными, и хотя их слушали с уважением, неудачные попытки пророков предложить достойный выход делали их предметом тайного презрения. Ведь любой, кто найдет ошибку в существующем порядке вещей и будет неспособен заменить его лучшим, наверняка встретит всеобщую насмешку.

Мы, посейдонцы, знали, что загадочные народы за океаном обладали способностями, перед которыми выглядели ничтожными такие наши достижения, как, например, быстроходные машины и подводные суда, легко пересекавшие огромные воздушные и водные пространства. У них не было подобных устройств, поскольку они просто не имели в них жизненной необходимости и, следовательно, как мы предполагали, желания их создавать. Наверное, наше несколько снисходительное к ним отношение было скорее показным, чем истинным, так как в глубине души мы признавали их превосходство, хотя и не испытывали при этом ни малейшего восхищения.

Мы могли говорить, видеть, слышать и быть видимыми теми, с кем хотели общаться, причем на любом расстоянии и без проводов, но с помощью магнитных токов Земли. Истинно, мы никогда не знали боли расставания с друзьями. Мы легко контролировали все коммерческие дела на самых отдаленных своих территориях. При необходимости наши войска обернулись бы вокруг света за один день. Однако, все это было возможно, только пока у нас в руках находились наши механические и электрические изобретения, ценность которых посейдонцы необоснованно преувеличивали. Ведь если бы самого известного ученого Ксиоквифлона, допустим, заперли в темницу, то ему не помогли бы все его познания. Лишенный привычных приспособлений и средств, он потерял бы надежду что–либо увидеть, услышать или сбежать без посторонней помощи, ибо его чудесные способности находились в полной зависимости от творений его интеллекта.

Но не таковы были жители Сузрна и Некропана. Попади в темницу любой из них, он мог бы тут же беспрепятственно выйти, подобно Савлу из Тарса, и никто из нас не сумел бы помешать ему. Он мог видеть и слышать на любом расстоянии без всякого нейма; умел пройти даже сквозь вражеский строй, оставаясь невидимым. Так на что же годились наши достижения по сравнению с достижениями Суэрна и Некропана? Какой смысл использовать военные средства против людей, каждый из которых одним только взглядом, сверкающим страшным светом воли, мог вызвать невидимые силы Ночной Стороны, и неприятели скорчивались, как зеленые листья в опаляющем дыхании огня? К чему ракеты, если тот, на кого они нацелены, был способен моментально перехватить их на лету и заставить приземлиться у своих ног, как легкий пух чертополоха? Что пользы во взрывчатых веществах, пусть и гораздо более мощных, чем нитроглицерин, которые сбрасывались с вэйлуксов, парящих на высоте нескольких миль в голубом своде небес? Ровным счетом никакой, если противник одним только взглядом и совершенным контролем над неведомыми нам силами Ночной Стороны мог легко остановить падающую смерть и вместо того, чтобы погибнуть самому, уничтожить и наш корабль, и его живой груз.

Обжегшись, ребенок боится огня. Давным–давно атланты хотели покорить эти народы, но потерпели сокрушительное поражение. К счастью, в намерения победителей не входило завоевать нас, а лишь дать нам отпор. Потому впредь мы стали жить в мире. На протяжении последовавших долгих столетий и Посейдонию заботила исключительно оборона страны, захватнические планы были забыты ею. И благодаря такой перемене между нашими тремя народами установились дружеские отношения.

Атл, наконец, узнал многое о том, как применять магнитные силы, чтобы уничтожить своих противников, и прекратил использовать ракеты, снаряды и взрывчатые вещества в качестве средств защиты. Но знания суэрнианцев все еще были намного полнее наших. Мы своими магнитными разрушителями сеяли смерть лишь на ограниченной территории вокруг операторов. Они же могли бы поразить любую точку, независимо от расстояния. Наши устройства губили все без разбора на роковой территории: все живое и неживое, всех людей, своих и чужих, животных, деревья – всех ждала одна и та же участь. А их средства были под контролем и поражали только конкретного намеченного врага в самое сердце, не уничтожая бесполезно другие жизни, даже не задевая никого, кроме, к примеру, генералов или главнокомандующего армией противника…

(Дано в сокращении)

Филос. «Гражданин двух планет»

 


Так как в течение порождающего импульса сотворенное удаляется от Творца, то, если оглядывается назад, оно зрит вехи своего продвижения, то есть все возра­стающего отделения от своего Источника. Чем отдаленнее сотворенное от Твор­ца, тем больше расширяется поле (Материя), в котором проявляется сотворенное, ибо удаляющийся элемент в сотворенном порождает все больше объектов, или иными словами, больше своих проявлений, больше материальных объектов между собой и своим Истоком. Только тогда, когда мы оглядываемся назад, на эти про­явления, данные нам в ощущении, на эти мыслеформы Бога, мы воспринимаем материю. Но когда мы устремляемся вперед, к соединению с Ним, материя исчезает, уступая место Духу.

Точно определено, что красному цвету соответствуют 395000000000000 вибра­ций того эфира, который Филос определил как последний тип материи, за кото­рым она кончается и начинается разум. Самый же высокий уровень, воспринимаемый глазом уровень вибрации света - 790000000000000. Так гласит наука. Но Филос говорит: «Вибрации Единой Субстанции по-прежнему зримы на уровне, значительно превышающем границы фиолетового диапазона, где свет обычно становится невидим. Подобно тому, как струна арфы синхронно отвечает тону низкой ноты до, взятой на другой арфе, она ответит на каждую ноту до во всем регистре, будь та низкой, средней или высокой. Так же и Единая Субстан­ция отвечает на 831000000000000 вибраций, и еще раз на следующей октаве виб­раций, а затем и на всех остальных, где она становится видимой, как роковой Свет Неутолимый, называвшийся в Атле - Максин, а дальше как «Vis Mortuus (Сила Смерти), согласно утверждению Куонга.

Тавматургия - «чудотворство», способность творить чудеса с помощью              богов. От греческих слов «таума" - «чудо» и «теургия■ – «божественная

работа■>. См. Е.П.Блаватская, «Теософский словарь». Прим. пер.

От греч. «odov»- путь, дорога, проход или прохождение той силы, которая раз­вивается различными меньшими силами или посредниками, такими, как маг­ниты, химические или жизненные действия, тепло, свет и т. д. Она также называется одилической силой и рассматривается как независимая, объективно существующая сила, содержащаяся как в человеке, так и в природе. В «Тайной доктрине« Блаватская пишет: «Первичная электрическая сущность электризует к жизни и разделяет первичное вещество, или прегенетическую материю, на ато­мы, которые сами являются источником всей жизни и сознания. Существует все­мирный agent unique (единственный посредник) всех форм и жизни, называемый Од, Об и Аур, активный и пассивный, подобно дню и ночи; это есть первичный свет в Творении, или, говоря научно, Электричество и Жизнь. Од есть чистый свет, даю­щий жизнь, или магнетический флюид. Об, посланник смерти, которым пользуются колдуны, есть губительный, вредоносный флюид. Аур – синтез обоих, Астральный Свет... Од есть также тибетское слово, обозначающее свет, ясность, лучезарность. Так­же оно означает «небо» в оккультном значении... Древние изображали его змием, ибо «Фохат шипит, когда, он зигзагами скользит во всех направлениях». Каббала изоб­ражает его еврейскою буквою тет (Теth) которая является символом змия, играюще­го такую выдающуюся роль в мистериях. Его всемирное значение равно числу Девять, ибо Teth есть девятая буква еврейского алфавита и девятая дверь из пя­тидесяти врат, или путей, ведущих к сокровенным тайнам бытия. Как говорит Гер­мес: «Он (тончайший свет) есть великая сила каждой силы, ибо он покоряет каждую тончайшую вещь и проникает в каждое твердое тело»

(см. Е. Л. Блаватская, «Тайная доктрина» том 2, станца 3,7.) Прим. пер.

Нисходил ли ты во глубину моря, и входил ли в исследование бездны? Отво­рялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной? Обозрел ли ты широту земли? Объясни, если знаешь все это. Где путь к жилищу света, и где место тьмы? Ты, конечно, доходил до границ ее и знаешь стези к дому ее. Ты знаешь это, потому что ты был уже тогда рожден, и число дней твоих очень велико. Входил ли ты в хранилища снега и видел ли сокровищницы града, которые берегу Я на время смутное, на день битвы и войны? (Иов, 38:16-23).

Согласно Учению Вознесенных Владык в настоящее время большое количество душ, воплощавшихся в Атлантиде, инкарнировали в США, особенно на Ка- лифорнийском побережье, в том числе и с целью уравновешивания кар- мы, созданной ими в Атлантиде. Прим. ред

«Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так-что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не ра­дующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего». (I Кор.7:29-31)

В Ватикане сохранилось уникальное «Евангелие мира от ессеев», которое до сих пор еще не полностью опубликовано. Его полные рукописи существуют на ара­

мейском языке в секретных архивах Ватикана и на древнеславянском языке в Ко­ролевской библиотеке Габсбургов. Существованием этих двух вариантов текста мы обязаны несторианским священнослужителям, которые под угрозой наступающих орд Чингиз Хана были вынуждены бежать с Востока на Запад, взяв с собой все древние писания и иконы. В точности сказать, каким образом тексты попали из Палестины во внутренние области Азии, в руки несторианских священнослужите­лей, археологи пока не могут. Не путайте слова «исправление» и «искупление». Христос искупил; мы же должны исправить.

{jcomments on}